Паразитологическая ситуация в районах промысла азовской хамсы в зимне-весенний период 2018 года принципиально не изменилась по сравнению с прошлым годом

Новости архив 676

С 24 января по 6 апреля 2018 года из промысловых уловов отобраны 3 пробы хамсы (Engraulis encrasicolus), которая, судя по ее морфологическим признакам, относилась к азовской популяции (подвиду).  Две пробы хамсы получены в ходе экспедиционного промысла этих рыб у Кавказского побережья Черного моря (район Мысхако, мыс Уч-Дере); одна проба  отобрана из хамсово-тюлечного ставного невода у крымского побережья в центральной  части Керченского  пролива (район мыса Белый). Охвачены были все районы промысла азовской хамсы в зимне-весенний период (рис. 1).

Рис. 1. Районы и даты отбора проб хамсы в Черном море и в Керченском проливе для мониторинговых паразитологических исследований (обозначены красным) на Яндекс.Карты (yandex.ru/maps)

Паразитологические исследования хамсы выполнялись ихтиопатологами Керченского филиала в рамках государственной отраслевой программы мониторинга состояния водных биологических ресурсов и среды их обитания по заказу Федерального агентства по рыболовству (Росрыболовства). Методами неполного паразитологического вскрытия с использованием стереоскопических микроскопов, укомплектованных цифровой камерой, а также с применением другого стандартного лабораторного оборудования исследованы 90 экз. хамсы (по 30 экз. из каждой пробы)  преимущественно промыслового  размера (рис. 2). У каждой рыбы компрессионно и микроскопически изучались поверхность тела и плавники,  жабры, жаберная и   брюшная полости, внутренние органы, мускулатура.

Рис. 2. Проба азовской хамсы во время лабораторного  клинического осмотра (фото автора)

У некоторых рыб дополнительно под большим увеличением (400 х) микроскопировали желчный пузырь, почки и соскоб с жабр, где у  азово-черноморской хамсы известны  паразиты. Обнаруженных у рыб паразитов идентифицировали на свежем материале по морфометрическим признакам, используя микрофотографии паразитов. Точность измерений при изучении морфологии паразитов составляла ±0,1 мкм.

Во всех 3-х пробах хамсы обнаружено по 2 вида паразитов, а именно личинки нематод на третьей стадии развития Hysterothylacium aduncum и метацеркарии трематод Stephanostomum spp. met. У некоторых из мигрирующих через Керченский пролив рыб (около 6,6 %)  на поверхности внутренних органов обнаружены «цисты» непаразитарной этиологии, предположительно обусловленные инфекционным поражением рыб, напоминающим  грибковую (дрожжевую) инфекцию (рис. 3).

Рис. 3. Внутренние органы (кишечник) хамсы под увеличением микроскопа (МБС-10), покрытие белыми  «цистами» (стрелки) непаразитарной этиологии (отраженный свет, увеличение 8 х) (фото автора)

В текущем году показатели зараженности метацеркариями  Stephanostomum spp. были выше, чем в прошлом 2017 году (ЭИ 63,3-100 %, ИИ 1-18, ИО 1,8-5,9 экз. против ЭИ 35,3-95 %, ИИ 1-13, ИО 0,65-4,05 экз.). Они локализовались,  главным образом, в жаберной полости рыб, редко – в их брюшной полости. Зараженность этими трематодами хамсы, мигрирующей через Керченский пролив, несколько превышала таковую у рыб, пойманных у побережья Кавказа (ЭИ 100 %, ИИ 1-18, ИО 5,9 экз. против ЭИ 63,3-66,6 %, ИИ 1-7, ИО 0,3-1,8 экз.).

Инвазированность хамсы личинками нематод  H. aduncum в текущем году была сравнительно  невысокой (ЭИ 30-66,6 %, ИИ 1-14, ИО 0,7-2,3 экз.), что, вообще, характерно для северо-восточной части Черного моря. Она была также меньшей, чем  у хамсы, пойманной у побережья Крыма в мае 2017 года (ЭИ 55-82,5 %, ИИ 2-9, ИО 2,5-3,5 экз.), а также значительно меньшей, чем у весенней хамсы, пойманной в Керченском проливе в 2009-2010 гг. В замороженных пробах рыб, доставляемых в лабораторию, нематоды локализовались лишь в полости тела и на поверхности внутренних органов рыб, и при этом не обнаруживались в их мускулатуре, на жабрах или на поверхности тела. Это отличало результаты этого года от прошлогодних, когда хамса, доставленная в лабораторию в охлажденном виде, содержала личинок нематод в пищевых частях тела рыб, что ухудшало товарный вид сырья и продукции.

В целом, научные исследования показали, что паразитологическая ситуация  в районе промысла хамсы в зимне-весенний период 2018 года принципиально не изменилась. Видовой состав паразитов азовской хамсы в январе-апреле 2018 года сохранился примерно таким же, как и весной 2017 года. Доминирующими паразитами, как и в прошлые годы,  были личинки нематод H. aduncum и метацеркарии трематод Stephanostomum spp. met., относящиеся к группе паразитов, которые не опасны для человека и теплокровных животных. Из них лишь личинки нематод при длительном хранении сырья в охлажденном виде способны ухудшать товарный вид сырья и продукции. Можно предполагать, что низкая  зараженность хамсы  нематодами способствовала увеличению выживаемости этих рыб на зимовках; некоторое возрастание зараженности хамсы метацеркариями трематод, инвазирующих жаберную полость рыб без явных патогенных воздействий  на прилежащие ткани, на наш взгляд, не должно существенно  отразиться на эпизоотическом состоянии хамсы. Обнаруженное нами инфекционное поражение хамсы требует дальнейших научных исследований с целью точно установить таксономическую принадлежность возбудителя, его патогенность для рыб, а также эпизоотическое и эпидемиологическое его значение.

Приведенные выше научные данные характеризуют  качество и безопасность рыбного сырья и продукции, изготовленной из азовской хамсы, а также дают представление о состоянии здоровья этих рыб и тенденциях в его изменении. В соответствии с российским законодательством результаты рыбохозяйственных мониторинговых исследований должны  использоваться  для  ветеринарной оценки районов  промысла рыб,  прогноза эпизоотической и ветеринарно-санитарной ситуации в них, а также для упрощенной  процедуры выдачи ветеринарных разрешительных (сопроводительных) документов на продукцию рыбного промысла.

                                                                                                           Материал подготовил

Мальцев В.Н.

Примечание.  Здесь и далее в тексте ЭИ – экстенсивность инвазии, в %;  ИИ -  интенсивность инвазии, в экз.; ИО – индекс обилия, в экз.

Похожие материалы